У лукоморья дуб зеленый
А.С.Пушкин
12 подвигов Геракла
Песня бременских музыкантов

Остров ошибок

Скачать эту статью

На дачном участке под деревьями стоял стол на толстой ноге, врытой в землю.
На столе лежал раскрытый задачник и ученическая тетрадка.
На обложке тетради детской рукой было написано:

Летнее задание по арифметике.
Ученика 3-го класса Коли Сорокина

Подул ветерок. Зашумела листва. С дерева на задачник шлепнулась зеленая гусеница и медленно поползла по условиям задачи: «Из пункта «А» в пункт «Б» вышел курьерский поезд.
Снова подул ветерок. Веером развернулась тетрадка, шелестя страницами, и тут же закрылась. Из тетрадки вылетела розовая промокашка. Она покружилась в воздухе и плавно опустилась на задачник. В углу промокашки была нарисована птичка. Нарисована она была кое-как: маленький кружок вместо головы, кружок побольше вместо туловища, палочки вместо ног и вместо хвоста метелка.

Сквозь листву деревьев пробился солнечный луч и светлым пятнышком забегал по столу. Луч этот был живительный, а поэтому все, на чем он останавливался, сразу оживало. Попал луч на жука, который неподвижно, как мертвый, лежал на столе около задачника. И вот жук сначала пошевелил усами, потом лапками, затем раздвинул металлическуюспинку, сверкнул слюдяными крылышками и улетел. Лежал на столе сухой листочек, совсем сухой, даже не желтый, а серый.

Живительный луч остановился на этом листочке. И вдруг оказалось, что это вовсе не листочек, а ночная бабочка. Она то складывала крылышки, то вновь раскрывала, как быхвалясь их чудесным узором. А когда живительный луч краешком коснулся смоляной капли, то желтый шарик превратился в крохотное солнце и брызнул таким ослепительным светом из темной щербинки в сосновой доске, что глазам стало больно.

А потом живительный луч пополз по промокашке и остановился как раз на небрежно нарисованной птичке. Птичка тут же вскочила на лапки, отряхнулась, захлопала крылышками и запела:- В тетрадке грязно,В тетрадке тесно,И жить в тетрадкеНеинтересно.Там всюду клеткиПо всем страницам,И это оченьПротивно птицам.Но дунул ветер,И все в порядке,И я на воле,А не в тетрадке!

Птичка совсем развеселилась и перепорхнула на задачник. Она прыгала по странице и пела:- На воле я действительно,На воле окончательно,И это удивительно,И это замечательно!
Вдруг она заметила галочку, поставленную красным карандашом около задачи № 321.

Птичка остановилась, склонила головку набок и осторожно тронула Галочку лапкой.- Не черточка, не палочка,Не просто заковычка…Ты маленькая галочка?Ты красненькая птичка?!
— Ну, конечно, ты птичка! Как же тебе не стыдно спать? Вставай, лентяйка!
Галочка проснулась и тоже превратилась в очень маленькую, но самую настоящую Птичку. Но вид у этой Красненькой Птички был такой серьезный и солидный, что она казалась совсем большой- с чижика или даже с воробья.
— Что тебе от меня нужно, Птичка? — спросила Галочка с некоторой строгостью в голосе.
— Я с промокашки. Меня нарисовал Коля Сорокин. Я…
Красненькая Птичка перебила ее:
— Ах, значит, ты из его тетрадки? Скажи, пожалуйста, он меня уже решил?
— Тебя… решил?.. Не понимаю.
— Ну, хорошо. Я постараюсь выражаться возможно более точно, а ты постарайся быть немножко посообразительнее. Я хочу знать, решил ли Коля задачу, которая была мной отмечена? Номер 321.
— А!.. Ты знаешь, Галочка, я понятия не имею. В тетрадке было темно, и, по правде говоря, я этим совершенно не интересовалась. Если хочешь, пойдем посмотрим.
И они запрыгали к тетрадке.
— Только ты сама открывай, — сказала нарисованная Колей Птичка.- А то еще как прихлопнет — и никогда больше из этой противной тетрадки не выберешься.
Красная Птичка захватила клювиком обложку тетрадки и открыла ее.
На первой странице кривыми буквами было написано:

Задача № 321. Из пункта

И больше ничего. А посреди страницы красовалась огромная, похожая на лиловую собаку клякса.
Красная Птичка всплеснула крылышками и горестно воскликнула:
— Ай-яй-яй!
Потом она вежливо обратилась к кляксе:
— Скажите, пожалуйста, Клякса, неужели это все, что Коля Сорокин сделал за лето?
Клякса встала, злобно зарычала и пролаяла грубым голосом:
— Гау-гау! Р-р-ры! Ы-р-р! Он сделал меня! Гау-гау! И я считаю, что этого вполне достаточно! Ы-р-р! Убир-рай-тесь! Я хочу спать! [Картинка: pic_5.png]
Клякса улеглась, продолжая ворчать.
— Спите, пожалуйста, — обиженно сказала Красная Птичка. — Могу вас даже прикрыть. — И она закрыла тетрадку.
Некоторое время обложка продолжала шевелиться и из-под нее доносилось глухое ворчанье.

Помолчав немного, Красная Птичка сказала:
— Это ужасно!
— Да! — подхватила Птичка, нарисованная Колей Сорокиным,- -Подумать страшно, что я столько времени прожила с этим чудовищем в одной тетрадке!..
— Ах, я совсем не про то. Клякса как Клякса. Все они такие. Меня беспокоит Коля Сорокин. За все лето он не решил ни одной задачи. Вот это действительно ужасно. Идемте!
Красная Птичка решительно запрыгала к задачнику.
— Помогите мне оттащить в сторону промокашку.
И птички вместе отодвинули промокашку в сторону.
— Ой, сколько Галочек! — удивилась Птичка, нарисованная Колей. Действительно, на освободившейся странице задачника почти у каждой задачи стояли птички. Только не красные, а синие.
— Их необходимо разбудить, — сказала Красная Птичка и запела очень высоким и очень тревожным голосом. Она пела о том, что синим птичкам нужно немедленно проснуться. Что не затем их поставила Ольга Петровна, чтобы они беспечно валялись на пыльной страничке задачника, что нужно сейчас же отыскать Колю Сорокина и заставить его приняться за дело. Необходимо напомнить лентяю о летнем задании по арифметике. Наш долг, наша обязанность — разбудить в нем совесть, пробудить сознание… Так пела Красная Птичка.
И все галочки, поставленные около номеров задач, проснулись, ожили и полетели за своей подругой искать Колю Сорокина.

Синяя стайка летела и пела:- Скорее, скорее к Сорокину Коле.Напомним Сорокину Коле о школе,Напомним лентяю о летнем заданье,Разбудим в нем совесть, пробудим сознанье!
Осталась только Птичка с промокашки.
Она посмотрела вслед улетевшим, пожала крылышками и сказала:- Улетели прочь из сада,Не сказавши «до свидания».Кто их гонит? Что им надо?Непонятные создания!Что им Коля?! Коля в школе,Коля мальчик, а не птица.Наше дело жить на воле,Песни петь и веселиться.

И она действительно начала петь и приплясывать. А огромный рыжий бродяга Кот уже подкрадывался к развеселившейся Птичке. Вот он сжался в комок и приготовился прыгнуть. Но в последний момент Птичка заметила его. К счастью, промокашка была рядом. Птичка в ужасе прижалась к, розовому листку и превратилась в два кружка, две палочки и метелку вместо хвоста. Кот удивленно поскреб когтями промокашку и, не теряя достоинства, удалился.

А Коля Сорокин сидел на берегу озера и ловил рыбу. Затаив дыханье, он следил за поплавком. Поплавок дрогнул, и по воде побежали круги. Коля насторожился. Поплавок дрогнул еще раз и наполовину погрузился в воду. Коля приготовился уже подсекать, но в это время над водой, шумя крыльями, появилась стайка птичек. Они покружились и одна за другой гуськом уселись на удилище. А Красная Птичка села прямо на поплавок.

От удивления Коля выпустил из рук удочку, но она не упала — птички уцепились лапками за гибкий прут и, быстро размахивая крылышками, продолжали удерживать его в воздухе.
— Держи, а то нам тяжело, — сказала передняя Птичка.
Коля послушно схватил конец удилища и широко раскрытыми глазами смотрел на необыкновенных птичек. Рот его тоже был широко раскрыт.
— Не бойся, Коля Сорокин, — сказала Красная Птичка.
— А чего мне бояться?- сразу захорохорился Коля. — Что я, трус, что ли?!
— Вот именно трус, — назидательно сказала Красная Птичка. — Ты боишься труда, боишься работы.
— Какой это работы я боюсь?
— Летней работы по арифметике, — хором ответили синие птички.
— Так это не трус, а лентяй, — сразу успокоился Коля.
— Редкий лентяй, — сказала Красная Птичка.
— Редкий, редкий!.. Как будто бывают частые лентяи.
— Пожалуйста, не умничай!

Коля невольно улыбнулся.
— Вот это здорово! Ну в точности наша Ольга Петровна…
— Хорошо, что ты наконец о ней вспомнил. Слушай, Коля Сорокин, мы не просто птички. Мы из сборника арифметических задач.
— А вы думаете, я сразу не догадался? Это вас Ольга Петровна понаставила. А зачем вы сюда прилетели? Что вам нужно?
— Нам ничего не нужно. Это тебе нужно. Тебе нужно решить все отмеченные нами задачи. Остался только один месяц…
— Почему месяц, а не луна? — дурашливо спросил Коля.
— Не умничай. Пожалуйста, не умничай. Два месяца ты ничего не делал. Остается тридцать дней…
— Подумаешь! Да я за три дня вас всех перерешаю. Это с вопросами. А если без вопросов!.. Вы все очень легкие! Вот ты, например, какой номер?
— Лично я — триста двадцать первый, — с достоинством ответила Красная Птичка.
— Это про что?
— Условия моей задачи гласят: «Из пункта «А» в пункт «Б»…
— … Вышел курьерский поезд, — подхватил Коля. — А навстречу из пункта «Б»-почтовый. Самая простая задачка! Из 60-ти километров надо вычесть 45 и потом помножить… А ты? — спросил Коля у одной из синих птичек. — Ты про что?
— Про бассейн. В него две трубы проведено. В одну втекает, а из другой вытекает…
— А! Помню. Трубы нужно помножить на ведра А у тебя какие условия?

Спрошенная Птичка вытянула шейку и бойко, как первый ученик, затараторила:
— Правление сельскохозяйственной артели приобрело для нужд колхоза одну лошадь и одну корову. За лошадь было уплачено в три раза больше, чем за корову, причем…
— Ну и что?! — перебил Коля. — И вовсе ерундовая задачка! Лошадь нужно сложить с коровой. А потом…
Красная Птичка на поплавке давно уже укоризненно качала головой.
— Эх, Коля Сорокин! Коля Сорокин! Ты ужасно легкомысленный мальчик!
Синие птички на удилище подхватили вразнобой:
— Ужасно легкомысленный! Ужасно легкомысленный!
Красная Птичка строго на них посмотрела.
— Я сама поговорю с Колей. А вам тут нечего делать. Летите на берег и займитесь чем-нибудь.
Птички стайкой перепорхнули с удилища на берег.
А Красная Птичка продолжала:
— Послушай, Сорокин…
В это время поплавок вместе с ней глубоко нырнул под воду. Коля резко рванул удилище, в воздухе сверкнула серебряная рыбка, но сорвалась и ушла в озеро. Красная Птичка оказалась на берегу. Она шумно отряхнулась, хотела что-то сказать, но Коля сердито перебил:
— Ладно уж! Довольно! Я из-за тебя знаешь, какого окуня упустил? По крайней мере килограмма на три… Расселась на поплавке и учит! А вы что тут делаете?!
Коля замахал руками на синих птичек, которые давно уже устроились около консервной банки с червями и усиленно клевали.
— Мы только по одному червячку, — виновато забормотали синие птички.

Коля взял опустевшую банку в руки, посмотрел внутрь и сказал:
— В консервной банке находилось тридцать четыре с половинкой червяка. Восемь птичек съели по одному червяку. Спрашивается: сколько червяков осталось в банке? Ни одного! Вот вам и ваша арифметика! А еще учите! Летите-ка вы подобру-поздорову назад в учебник! Кыш! — Коля захлопал в ладоши, прогоняя птичек.
Синие птички испуганно поднялись в воздух. Только Красная Птичка продолжала сидеть на пенечке. Покачивая головкой, она сказала:
— И все-таки, Сорокин, мне бы хотелось надеяться…
Коля рассмеялся.
— Ну, вылитая Ольга Петровна!
— Почему вылитая, а не пролитая? — неожиданно для самой себя озорно спросила Красная Птичка. — Ничего не поделаешь: дурные примеры заразительны…
— Эх ты! Меня учила, а от меня же выучилась! — насмешливо сказал Коля.

Смущенная Птичка вспорхнула и заторопилась вслед за улетающей стайкой.
А Коля нашел все-таки на дне банки кусочек червячка и стал насаживать его на крючок. При этом он ворчал себе под нос:
— Учат! Все учат! А может быть, мне эта арифметика никогда и не понадобится? — Коля плюнул на наживку. — А может быть, я совсем в артисты пойду…

С озера послышалось пение, Коля обернулся и обомлел. По зеркальной глади плавали белые лебеди и пели. У лебедей этих были очень длинные, круто согнутые шеи и маленькие, едва возвышающиеся над водой туловища. Сбоку они были очень похожи на цифру 2. Так похожи, что, пожалуй, правильно было бы сказать, что по озеру плавали двойки, похожие на лебедей. И плавали двойки не просто как попало, а так, что все время получались разные фигуры: то кольцо, то звезда, то цепочка.

Потом две самые красивые двойки выплыли вперед, остановились друг перед дружкой, головки их встретились, а шеи образовали арку. В эту арку одна за другой проплыли остальные двойки и опять выстроились в цепочку, цепочка замкнулась в кольцо, потом кольцо разомкнулось, и двойки шеренгой подплыли к самому берегу. Пение их становилось все громче и громче.

И Коля вдруг понял, что поют двойки про него, про Колю Сорокина. В песне двойки очень его хвалили. Они пели, что он смелый, храбрый и отважный. Что таким замечательныммальчикам совсем не нужна арифметика и другие предметы. Что он и так будет знаменитым героем, без всякой зубрежки. И они называли Колю и храбрецом, и удальцом, и молодцом, и пели, что он не ударит в грязь лицом, и все это в рифму…

А Коля смотрел и слушал как зачарованный. И все шире и шире расплывалась на его лице глуповатая и самодовольная улыбка.
А потом двойки перестали петь, и самая главная сказала:
— Вот как мы тебя уважаем, Коля Сорокин! Такой ты или не такой?
Коля сказал:
— Ну, конечно, не совсем такой, но все-таки…
Двойка спросила:
— А хочешь ты открыть остров, которого нет ни в одной географии?
Коля сказал:
— Хочу!
— Тогда садись мне на спину и мы поплывем.
— Я бы с удовольствием, — сказал Коля, — но у меня летняя работа по арифметике.
— Ну, значит, ты не такой, — сказала Двойка и отплыла от берега.
— Нет, я такой! — крикнул Коля.
— Тогда садись, — сказала Двойка.
Коля вскарабкался к ней на спину и схватился руками за шею. Главная Двойка поплыла с Колей по озеру, а за ней все остальные двойки. Вскоре они скрылись в тумане, и только на серебряной воде долго еще оставалась темная борозда, от которой расходились треугольником маслянистые волны.

А двойки с Колей подплывали уже к неизвестному острову. Он был окружен высоким забором, и вода подступала почти к самым воротам.
У ворот на страже стояли две единицы. Черные, тонкие, сухие, стояли они неподвижно одна против другой, угрожающе выставив вперед заостренные на конце носы.

— Ой, какие страшные! — сказал Коля.
— Ничего,- ободрила его главная Лебедь-Двойка,- если ты привык к нам, то и к ним привыкнешь. — И, подплыв с этими словами к самому берегу, приказала вытянувшимся перед ней единицами.- Открыть ворота!..
Единицы сделали полуоборот, подняли вверх носы и, с размаху вонзив их в деревянный засов, вытащили его из щеколды.
Ворота раскрылись.
— Входи, дружок, там тебе будет хорошо, — приветливо проговорила Двойка.
Коля весело спрыгнул на берег и вбежал в растворенные ворота.
— Ай да остров! — с восторгом воскликнул он, любуясь представшей его глазам панорамой.

Между двух горных склонов пестрым ковром лежала усыпанная цветами долина. Повсюду порхали бабочки, летали стрекозы, скакали кузнечики.
С вершины главного склона, расположенного от Коли направо, тоненькой струйкой стекал ручеек. Прямо от ворот в глубину острова шла ровная, широкая, обсаженная фруктовыми деревьями дорога. Коля сорвал самое крупное яблоко с ближайшего дерева и, запустив в него зубы, вприпрыжку побежал по дороге.

Коля был очень доволен. День был солнечный, остров был красивый, яблоко было вкусное. И Коля, подпрыгивая то на одной, то на другой ноге, бежал все вперед и вперед.
Внезапно какие-то странные звуки заставили его остановиться. «Что это может быть?» — подумал Коля. Звуки, которые он слышал, больше всего походили на плач. Но кто же мог плакать таким тоненьким голоском?

Вернее, такими тоненькими голосками? Коля терялся в догадках, а плач все нарастал и приближался к нему. И вот наконец Коля увидел удивительную картину.
Разделенные широкой дорогой, по обеим ее сторонам шли и плакали… кролики. Они плакали тоненькими голосками, горько всхлипывая, и слезы так и лились из их глаз в триручья.
— Мама! Мамочка! — захлебываясь слезами, кричали маленькие крольчата, идущие по правой стороне дороги.
— Сын мой! Дочь моя! Дети мои! — взывали с другой стороны дороги рыдающие крольчихи.
— Что с вами? Кто вас обидел? — обратился к кроликам Коля.
— Ах, мальчик, если бы ты знал, какое ужасное несчастье с нами произошло!- вытирая лапками бегущие слезы, произнес один из кроликов с особенно длинными ушами. [Картинка: pic_8.png]
— А что же такое с вами произошло?
— Нас неверно решили.
— Что неверно?
— Решили.
— Что-то я ничего не понимаю…- И Коля с искренним недоумением развел руками.
— Мы кролики из задачи 244, — сказал Длинноухий, — и нас нужно было умножить, а нас разделили.
— И теперь мы не можем сойтись вместе, — с отчаянием в голосе воскликнула беленькая Крольчиха, и все зарыдали.
— Мама! Мамочка! — жалобно запищали крольчата.
— Дети мои!
— О мы несчастные!- И, не переставая плакать, разделенные кролики пошли дальше: одни по правой стороне дороги, другие — по левой.

Коля долго смотрел им вслед, мрачно нахмурился и опустил голову. Взгляд его упал на зажатое в руке яблоко. Он отшвырнул его в сторону, как будто яблоко было в чем-то виновато, и уже не вприпрыжку, а медленным шагом пошел по дороге. Но вот, сделав несколько шагов, он тряхнул головой и, пробурчав себе под нос: «Подумаешь, несчастье какое!..»- быстро и ловко подпрыгнул, стараясь поймать пролетавшую мимо него стрекозу.

Тем не менее он промахнулся, бросился за ней вдогонку, добежал до грушевого дерева и, тут же забыв о стрекозе, сорвал с нижней ветки большую сочную грушу. Он повертел ее в руках, нацеливаясь, с какого боку сделать первый надкус, и уже открыл рот, датак и застыл с открытым ртом. Где-то совсем близко раздался громкий глубокий стон.
Коля выбежал на середину дороги и увидел Слона. Огромного Слона, с огромными ушами, огромными клыками, маленькими глазками и маленьким хвостом. Слон держал в хоботе тяжелое бревно и громко стонал.
— Тру-у-у-удно мне! Тру-у-у-удно,- стонал Слон, и стон его был похож на Звук трубы. — Не могу-у-у-у я больше таскать это бревно, У-у-у-у-устал!..
— А почему же вы его не бросите? — спросил Коля.
— Если я его брошу, я поднимусь на воздух и улечу… — ответил Слон.
— Разве вы птица? -удивился Коля.
— В том-то и дело, что я Слон. Я Слон из задачи 412. В этой задаче нужно было определить мой вес. Но какой-то мальчишка вместо сложения сделал вычитание, и я получился легче воздуха. Если бы не это бревно, я бы давно улетел. А главное, я очень устал и голоден.
— Простите, я не знаю, вы, слоны, груши кушаете? — осведомился Коля.
— Ку-у-у-у-у-ушаем… — протрубил Слон.
— Так вот. пожалуйста! — И Коля протянул грушу.
Слон поднял бревно, взвалил его себе на шею, уравновесил его на ней, протянул хобот к Коле, осторожно взял грушу из его руки и, отправив ее в рот, даже зажмурился от удовольствия.
— Вкусно? — спросил Коля.
— Мне одна груша, что нашему брату слону — дробинка, — вздохнув, ответил Слон.
— Хотите, я вам еще нарву?- любезно предложил Коля.
— Спасибо! — сказал Слон и поклонился, полный признательности.

Бревно не удержалось на шее и, скользнув по голове, упало на дорогу. В то же мгновение ноги Слона отделились от земли, и он начал медленно подниматься на воздух.
Еще секунда, и Слон, по всей вероятности, стал бы подниматься все выше и выше, но, сильно подогнув под себя передние ноги и отчаянно дрыгая задними, ему удалось наклонить свое туловище несколько вперед и ухватить лежащее на дороге бревно хоботом.

Тяжелое бревно помогло Слону спуститься на землю и твердо стать на ноги, но, несмотря на то, что все закончилось довольно благополучно, Слон сильно разволновался: бока его вздулись от учащенного дыхания, маленькие глазки сверкали от возмущения.

— Эх, попадись мне этот мальчишка, из-за которого я летаю, ох, ему бы влетело!- воскликнул он, полный благородного негодования, и, приподняв бревно, потряс им над головой.
Коля побледнел от страха, быстро отскочил в сторону и что есть силы бросился наутек.
— Куда ты?- закричал Слон.
— За грушами,- соврал самым бессовестным образом Коля и припустился бежать еще скорей.
Пробежав значительное расстояние и не слыша за собой погони, Коля остановился и с облегчением перевел дух.
— Подумаешь, напугал, — пробормотал он себе под нос и пренебрежительно пожал плечами. Потом с самым независимым видом сунул руки в карманы и пошел дальше. Но, не сделав и двух шагов, снова остановился.

Навстречу ему шла… с первого взгляда ему показалось, что это шла корова. Затем он решил, что это идет лошадь. В следующую же минуту он понял, что это вовсе и не лошадь и не корова, а корова и лошадь, соединенные в одно целое. Не то лошадь пополам с коровой, не то корова пополам с лошадью.

У животного, которое двигалось ему навстречу, были рога, как у коровы, а грива, как у лошади, передние ноги были коровьи, а задние — лошадиные, а если к этому прибавить вымя и конский хвост, то оставалось только таращить глаза и разводить руками, что Коля и делал. А непонятное животное подошло к нему, встало перед ним и, глядя на мальчика большими грустными коровьими глазами, промычало:
— Му-у-у-у-у-чаемся мы-ы-ы-ы-ы!..
— И го-го, и го-го, и го-го-рюем,- закончило оно свое мычание лошадиным ржаньем.
— Простите, а кто вы? — не утерпел полюбопытствовать Коля.
— Раньше мы были корова и лошадь из задачи номер 118, — ответило животное наполовину коровьим, наполовину лошадиным голосом. Но, после того как какой-то бессовестный мальчик сложил нас, мы стали тем, что вы видите. О му-у-у-у-ка му-у-у-у-ченическая. И го-го, и го-го, и го-го-ре горькое, — замычало и заржало животное так жалостно, что Коле стало не по себе.
— Главное дело, бессовестный… — стараясь не глядеть в глаза удивительному животному и краснея, проговорил Коля. -А откуда вы знаете, может быть, он вовсе даже очень хороший?
— Кто?
— Ну. ..вот этот мальчик… про которого вы говорите, — сказал Коля и покраснел еще гуще.
— Напрасно ты за него заступаешься!..
— Почему?
— Слишком уж много неприятностей он всем доставляет.
— Тоже, подумаешь, неприятности, — начал было Коля, но тут совсем недалеко от него послышались чьи-то отчаянные вопли: «Спасайтесь! Спасайтесь!..» И Коля увидел кроликов. Двумя отдельными группами бежали они во всю прыть по дороге и беспрерывно кричали: «Спасайтесь! Спасайтесь!..»
— Что случилось?
— Смотрите! Смотрите! -И, остановившись, все кролики стали показывать лапками в одном и том же направлении.
Коля взглянул и замер.
С высокого горного склона, откуда еще так недавно сбегал тоненькой струйкой маленький ручеек, бурля и пенясь, катилась быстрая и широкая река.
С каждой минутой она становилась все шире и шире, все стремительней и стремительней. Она ломала попадавшиеся на ее пути скалы, и те с грохотом падали вниз, поднимая кверху ослепительные фонтаны. Прыгая по обрушившимся камням, вода вырвалась на простор и, ломая деревья, начала затоплять долину.
— Что же это такое?- в ужасе прошептал Коля.
— Это бассейн,- закричали кролики.
— Какой бассейн?
— Бассейн из задачи 420, — дрожа всем телом, пояснил Длинноухий,- знаменитый бассейн, у которого две трубы.
— Из одной трубы вода выливается, в другую вливается, — уточнила Крольчиха.
— А почему же она выливаться выливается, а вливаться не вливается?- встревожился Коля.
— Наверное, какой-то лентяй решил только одну трубу, — мрачно предположила коровообразная лошадь.
— А что же теперь будет? — спросил Коля.
— Потоп! — закричали кролики.
— Потоп! — подтвердила лошадинообразная корова.
— Спасайтесь! Бегите!.. — раздался вблизи громкий голос, и на дороге появился Слон с тяжелым бревном в хоботе.
— Разве от такой воды убежишь? безнадежно произнес Длинноухий. Все обернулись и увидели, что разросшийся вширь поток залил уже половину долины и, неся на себе вырванные с корнем деревья, стремительно приближался к дороге.
— Нет нам спасения, запищали кролики.
— Наше спасение в наших ногах, — загремел трубный голос Слона,- Ровно в 16.40 из пункта «А» отправляется скорый поезд. Если мы на него успеем, мы спаслись.
— На поезд! На поезд! — закричали все разом и бросились в сторону от дороги.
Впереди всех бежали кролики. Почти не отставая от них, бежал Коля. За Колей, неуклюже подскакивая, бежало разноногое животное. Последним с тяжелым бревном в хоботе бежал Слон.
Вскоре от слишком быстрого бега Коля начал задыхаться и отставать.
— Я не могу больше!-простонал он чуть-чуть не плача.
— Му-у-у-у-жайся и го-го, и го-го, и-го-ни во всю, — промычало и проpжало ему в ответ удивительное животное, обгоняя его на каком-то невнятном аллюре.
— У меня не хватает сил, — взмолился Коля.
— Возьмись за мой хвост, тебе будет легче, — любезно предложил ему Слон.
Коля ухватился за хвост, и действительно ему стало легче. Обернувшись на бегу, он увидел, что вода уже заливала дорогу, на которой они еще так недавно стояли, и с бешеной быстротой катилась за ними.
— Скорей! Вода догоняет нас! -закричал Коля.
Слон так рванул вперед, что у Коли на некоторое время земля ушла из-под ног и он просто-напросто летел по воздуху, держась за хвост обеими руками. .
Когда же он снова ощутил под ногами землю, пункт «А» был уже совсем близко.
Само «А» было очень большое. На его верхнем конце развевался широкий флаг, на котором еще издали можно было прочесть слово «пункт». К его средней перекладине был прикреплен рупор громкоговорителя. Нижние концы буквы были широко расставлены, и между ними проходило полотно железной дороги. На рельсах стоял поезд.

Коля бросился к первому вагону и забарабанил кулаками в закрытую дверь. На стук из окна высунулось несколько кроличьих мордочек.
— Сюда нельзя здесь кролики! — загалдели они хором.
Коля в сопровождении Слона бросился к другому вагону и снова забарабанил в дверь.
— Сюда нельзя — здесь кролики! — высунулись из окна крольчихи.
— Что же вы не могли поместиться вместе в одном вагоне? — возмутился Слон.
— А как же мы можем быть вместе, если нас разделили?- -в свою очередь возмутились крольчихи.
— Мама! Мамочка!- заплакали крольчата, услыхав голоса своих матерей.
— Дочь моя! Сын мой! Дети мои! — зарыдали мамаши.
Коля махнул рукой, Слон бревном, и они побежали дальше.
— Что вы мы-ы-ы-ы-каетесь, идите сюда, — услыхали они коровий голос и увидали стоящую на открытой платформе рогатую лошадь. Коля быстро взобрался на платформу, а Слон стал залезать на следующую.
— Отправляйте поезд, вода приближается, — заволновались пассажиры.
Действительно, вода приближалась уже к самому полотну железной дороги. Крики пассажиров усилились. И тут заговорило радио. Оно говорило деревянным, бездушным, вокзальным языком, слегка отделяя один слог от другого:
— По ус-ловиям за-дачи номер 403 скорый поезд из пункта «А» отходит ровно в 16.40. Навстречу нашему поезду в 10.12 вышел товарный поезд из пункта «Б» Ес-ли -за-дача решена правильно, оба поезда должны встретиться в пункте «Ц» в одно и то же время.
— А если задача решена неправильно? — почему-то сильно встревожившись, закричал Коля.
— Ес-ли за-дача решена неправильно, не-минуемо…
Но тут паровоз так пронзительно загудел, что совершенно заглушил радио. Поезд, стуча колесами и гремя буферами, тронулся как раз вовремя, так как вода уже заливала пункт, и первая буква алфавита стояла почти что по перекладину в воде.

По счастью, поезд шел очень быстро, но Коля казался чем-то весьма озабоченным.
— Простите,- спросил он у своей оригинальной соседки,- вы, случайно, не расслышали, что ответило радио на мой вопрос?
Соседка отрицательно покачала головой. Коля нахмурился и стал глядеть на проплывающие мимо него пейзажи, а поезд все прибавлял и прибавлял ходу.

Иногда дорога широкой дугой поворачивала то влево, то вправо, и тогда Коле становились видны и передние, и задние вагоны, и дымящий паровоз, и лежащие перед ним рельсы. На одном из таких поворотов, когда железнодорожный путь открылся особенно далеко, Коля увидел вдали маленькую черную точку. С каждой секундой точка эта росла, и вскоре Коле стало ясно, что это был встречный поезд.
Поезд несся на всех парах.
— Встречный! — в ужасе проговорил Коля и схватился за голову. Глаза его расширились, а губы чуть слышно шептали: «Ес-ли за-дача решена неправильно, не-минуемо… «Мама! Мамочка! — закричал он внезапно,ислезы выступили на его глазах.
— Опять эти кролики, — проворчал Слон на соседней платформе и презрительно пожал плечами,
А поезда с пронзительным ревом неслись вперед, и расстояние между ними становилось все меньше и меньше.

Раздался ужасный грохот, и богатырские груди паровозов врезались одна в другую. Удар был таким страшным, что первые вагоны раскололись и находившихся в них кроликов выбросило на железнодорожную насыпь, причем половина из них упала на правую сторону, а половина на левую.

Колю тоже выбросило с платформы, и он, так же как и кролики, шлепнулся на песок. Рядом с ним оказалась и его соседка по платформе — полукорова-полулошадь.
Несколько мгновений никто не подавал признаков жизни. Но вот кролики задвигали ушами, потом приподнялись и, сидя на задних лапках, обалдело глядели на смятые паровозы и разбитые вагоны.
— Смотрите! Смотрите! — крикнуло вдруг лежащее рядом с Колей животное и, вскочив на ноги, запрокинуло голову.
Коля тоже взглянул наверх.
Высоко над его головой, дрыгая ногами и размахивая огромными ушами, как крыльями, летел Слон.
— Несчастный, где же его бревно? — ахнул Длинноухий.
— Вот оно, — показала корова-лошадь на бревно. Бревно валялось тут же на насыпи.
— Какой ужас, значит, он выронил его во время крушения, сказала Крольчиха.
— Проща-а-ай-те! — послышался сверху трубный голос.
— Про-ща-а-ай! — закричали снизу.
А Слон поднимался все выше и выше.
Вот он вошел в облако и скрылся из глаз.
— Караул! раздался вдруг голос Длинноухого.

Коля посмотрел вниз. Вспененная вода, сметая все на своем пути, быстро катилась по полотну железной дороги и в некоторых местах уже перехлестывала через насыпь.
— За мной!- И Длинноухий, а за ним и все остальные что только было сил побежали к горному склону. Карабкаясь по камням, перескакивая с уступа на уступ, бежали они за Длинноухим и наконец достигли безопасного места. Отдышавшись, Коля осмотрелся. Весь остров был залит водой. Из воды высовывалась только вершина горы, на которой они находились — А вода все прибывает, -вздохнул Длинноухий.
Вода действительно прибывала.
— Неужели мы так и погибнем и никто не спасет нас? — совсем растерялся Коля.
— Есть только один человек, который может нас спасти,- сказал Длинноухий.
— И то бессовестный, -добавила одна из крольчих.
— Кто же это? — с тревогой и вместе с тем с надеждой спросил Коля.
— Некто Коля Сорокин, — ответил Длинноухий.
— Если он решит задачу с бассейном, вода вернется обратно,- вступило в разговор животное.
— Стало быть, мы погибли!.. — безнадежно произнес Коля.
— Почему? — загалдели кролики.
— Потому что бессовестный Коля Сорокин — это я.
— Какое счастье! — закричала одна группа кроликов.
— Урррааа! — закричала другая.
— Скорей решай задачу, и мы спасены!- закричали обе группы разом.
— У меня нет с собой задачника,- упавшим голосом проговорил Коля.

На горе воцарилось тягостное молчание.
— Держите его!- крикнул внезапно Коля и, соскочил с камня, бросился к самой воде.
По воде, слегка покачиваясь, плыло бревно.
— Это бревно нашего Слона, нашего Симбо,- сказали кролики.
— Несчастный, где-то он теперь?- сказала корова-лошадь и, задрав голову, грустно посмотрела в небо.
— Ах, Симбо, Симбо! В самую трудную минуту моей жизни ты протянул мне свой хобот, а я тебя погубил…- -сказал Коля и, схватив за конец бревно, вытащил его наполовину из воды и положил его на камни.
— Зачем оно тебе? — спросило животное.
— Сейчас я сяду на это бревно, поплыву на нем до дому, решу задачу и спасу вас.
— Урррааа! — прокатилось опять по горной вершине.
Коля засучил брюки и сел на бревно.
— Толкайте! — обратился он к обступившим его кроликам.
— А знаешь ли ты, в какой стороне твой дом? — поинтересовалось животное.
Коля посмотрел по сторонам. Но куда бы он ни смотрел, повсюду была только вода, вода и вода.
— Нет, не знаю,- произнес он упавшим голосом. И опять воцарилось тягостное молчание.
— Все равно, толкайте,- прервал молчание Коля. — Я во всем виноват, и я спасу вас или погибну.
— Раз, два, взяли! — скомандовал Длинноухий.

Но тут, откуда ни возьмись, громко крича и оглушительно хлопая крыльями, на воде появились двойки.
— Ах, как вы кстати, — обрадовался Коля. — Скорей покажите мне дорогу домой. Я спешу обратно.
— Обратно! — закричали двойки. Мы не пустим тебя обратно, — и, угрожающе выпятив вперед шеи, они раскрыли свои черные клювы и зашипели: «Ты нашшш, нашшш, нашшш, нашшш…»
Они зашипели так страшно, что кролики в панике отбежали от бревна, а Коля и лошадь-корова, хоть и не так быстро, а все-таки последовали вслед за ними.
— Много же у тебя двоек, — укоризненно покачала головой Крольчиха.
— Так ведь это же за целый год, — сильно смутившись, постарался оправдаться Коля.
— Ну, а пятерки у тебя есть? — спросило животное.
— Есть, — решительно заявил Коля.
— А ты не врешь?
— Честное слово, есть! — снова самым решительным образом подтвердил Коля и потом чуть слышно добавил: -Одна… по пению. Не верите? — растерянно взглянул он на окружающих, — а вот хотите, хоть сейчас спою.
— Ну что же, спой, сказал Длинноухий, — все равно пропадать, и он безнадежно посмотрел на прибывающую воду.
Коля опустил руки по швам, откашлялся и запел. Вначале он волновался и пел не особенно уверенно, но потом разошелся и все пошло очень хорошо.
— Есть му-у-у-зыкальность и го-го-го-лос, — одобрительно отметила лошадь-корова.

Услыхав похвалу, Коля запел еще лучше. В полной неподвижности, полузакрыв глаза и подперев лапками мордочки, слушали его пение кролики, а лошадь-корова, наоборот, все время поматывала головой, а иногда даже пыталась кое-какие места продирижировать хвостом. И вдруг всем показалось, что к Колиному голосу присоединился еще один голос. Чистый и звонкий, как хрустальный колокольчик.
Коля и его спутники обернулись и увидели на воде плывущую к ним маленькую Лебедь. Гордо выпятив грудку и подняв голову, она была похожа на аккуратно выведенную пятерку.
— Это моя пятерка по пению! — воскликнул Коля,
— Пятерка!- зашумели лебеди-двойки и бросились ей наперерез.
— Ах, они заклюют ее! — забеспокоился Коля.
— Не бойся за меня, мальчик, — спокойно сказала Пятерка, — среди этих двоек нет ни одной по пению, а двойки по другим предметам лично мне ничего плохого сделать не могут.
— Пусть мы не можем сделать ей ничего плохого, — закричали двойки,- но зато и она тебе, мальчик, не сможет сделать ничего хорошего. Она одна, а нас много. Ты нашшш, нашшш, нащшш, нашшш,- зашипели они и, окружив Пятерочку, хлопали крыльями в бессильной ярости.
А маленькая Пятерка, гордо отвернув от них голову, плыла и плыла, как бы не замечая того, что происходило вокруг. Вот она приблизилась к горе, выпрыгнула из воды и подошла к Коле.
— Что ты тут делаешь? — спросила она его.
— Я хочу домой, а они меня не пускают, — кивнул он на лебедей.- А справиться с ними я не могу.
— Против них есть только одно оружие, — сказала Пятерочка.
— Рогатка? — поторопился догадаться Коля.
— Нет. Знание, — внушительным тоном произнесла Пятерка. — Какие же есть у тебя научные знания, Коля Сорокин?

Коля насупился и стал теребить пуговицу на своей рубашке.
— Не торопись. Подумай.
— Подумай! Подумай! — загалдели кролики.
— Научные знания? — переспросил Коля.
— Да.
— Дважды два — четыре, — сказал Коля.
И, как только были произнесены эти слова, громко вскрикнула одна из двоек и, словно подстреленная, забила по воде крыльями.
— Пятью пять — двадцать пять, — закричал Коля.
Двойка метнулась в сторону, хотела взлететь, но, видно, силы ее оставили, крылья беспомощно опустились, шея стала клониться книзу.
— Шестью шесть — тридцать шесть, — еще громче закричал Коля.
Двойка закрыла глаза, и тело ее безжизненно вытянулось.
— Семью семь — сорок семь, — уже в полном восторге закричал Коля. Но тут произошло нечто неожиданное — глаза у двойки открылись, шея приподнялась, широкие крылья начали расправляться.
— Семью семь — сорок семь, — в испуге повторил Коля и увидел, что двойка совсем ожила и, злорадно шипя, плыла прямо на него.
— Ой, что же это я говорю «сорок семь»?.. — спохватился Коля и быстро поправился: — Семью семь — сорок девять.

Двойка дернулась, перевернулась и стала медленно погружаться в воду. Вот над водой показались ее перепончатые лапки, а вот и они исчезли.
— Кто что, кого чего, кому чему, кого что, кем чем, оком, о чем,- громко и быстро выпалил Коля. И после каждого вопроса на воде раздавался смертельный крик, и то одна, то другая двойка перевертывалась всем телом и погружалась в воду.
— Великий классик Лев Николаевич Толстой жил в Ясной Поляне,- выкрикнул Коля, и тут же раздался ответный крик, и еще одна двойка погрузилась в воду.
— Микробы очень малы, у кита нет носа, Москву основал князь Юрий Долгорукий, сидит дед во сто шуб одет, кто его раздевает, тот слезы проливает — лук… — подряд проговорил Коля, и на воде не осталось ни одной двойки.
— Скорей! Скорей! — садясь верхом на бревно, заторопился Коля.
— Раз, два, взяли! — скомандовал Длинноухий.

Крольчата уперлись в бревно лапками, но бревно оказалось для них слишком тяжелым и не тронулось с места.
— Что же вы им не поможете? — обратилась Пятерка к крольчихам.
— Мы не можем к ним подойти — мы разделенные, — ответили они грустно. Тогда к берегу подошла лошадь-корова и, упершись копытом, столкнула бревно в воду.
-Я буду тебе показывать дорогу,- сказала Пятерочка и быстро поплыла вперед. Коля поплыл за ней. Преодолевая пороги и водовороты, они плыли все дальше и дальше. Вот справа от них показались камыши! Когда они поравнялись с ними, из камышей выскочила каким-то чудом уцелевшая Двойка и бросилась на Колю. От неожиданности Коля растерялся, и Двойке удалось ухватить его за штанину. Она тянула так сильно, что Коля еле-еле удерживался на бревне и вот-вот должен был упасть в воду.
— Угол падения равен углу отражения, — крикнул Коля. — Клюв у Двойки раскрылся, и она как камень пошла ко дну.
— Откуда ты знаешь? — удивилась Пятерочка.
— От старшего брата, — объяснил Коля, и они поплыли дальше.

Гора, на которой спасались коровообразная лошадь и кролики, была уже почти вся покрыта водой. Разбитые на две кучки дрожащие кролики кое-как уместились на узкой вершине и с ужасом посматривали на коровообразную лошадь, которая стояла немного ниже и у которой все четыре копыта были уже в воде. А вода все прибывала и прибывала. Вот она поднялась до колен, до груди… Еще минута — и над водой осталась торчать только рогатая голова.
— Мама! Мамочка! — зарыдали кролики.
— Дети мои! — заплакали крольчихи.
— О му-у-у-ка му-у-у-ченическая и го-ре горькое, — простонало несчастное животное, задирая рогатую голову над подступившей уже под самое горло водой.
— Кончено, — сказал, глядя на него, Длинноухий, и тут ему показалось, что коровообразная лошадь стала выше. Из воды начала появляться ее шея, потом спина, бока, ноги.
— Вода спадает! — закричал Длинноухий.
И верно, вода спадала. С невероятной быстротой она отхлынула от горы и покатилась обратно. Она докатилась до противоположного горного склона и потекла вверх по горе, к тому самому месту, где стоял знаменитый бассейн с двумя трубами.

— Ох, и трудная же была задачка! — сказал Коля Сорокин, сидя за столом у себя в саду, и промакнул промокашкой последнюю строчку решенной задачи. — Теперь буду решать сто восемнадцатую.- И Коля углубился в задачу, отмеченную синей галочкой.
Коровообразная лошадь и разделенные кролики спустились с горы и пошли по направлению к пункту «А». Вдруг лошадь остановилась. Хотя почему лошадь? Остановилась корова. Вернее, корова и лошадь остановились вместе. Вместе и в то же время отдельно. Отдельно корова и отдельно лошадь — и та и другая вместе остановились. И кролики не могли понять, как это произошло, хотя это и происходило у них на глазах. Одной группе кроликов показалось, что лошадь отделилась от коровы, другой группе-что корова отделилась от лошади. Но так или иначе, из одного необыкновенного животного получилось два обыкновенных.
Как только это произошло, корова пришла в телячий восторг и стала прыгать и скакать, как маленькая телка, а лошадь каталась по траве и брыкалась всеми четырьмя ногами сразу.
— Какое счастье, что нас разделили!- воскликнули вместе корова и лошадь.
— Какое несчастье, что нас разделили!- зарыдали крольчихи, крольчата и кролики.
— Мама! Мамочка!
— Дети мои!- рыдали они, протягивая издали друг другу лапки. И вдруг обе группы ринулись одна к другой. Матери целовали своих детей, а дети прижимались к своим матерям.
Счастье и радость до того переполнили кроличьи сердца, что они стали приплясывать и кувыркаться. Вот Длинноухий перевернулся через голову и хохоча растянулся на спине.
— Смотрите! Смотрите! — закричал он, уставившись в небо.
Все подняли головы.
Из высокого облака появилось довольно крупное серое пятно и стало опускаться. Скоро можно было уже ясно различить хобот и огромные широко раскрытые уши.
А Коля по прежнему сидел за столом над тетрадкой.
— Ну, теперь последняя! Значит, из пункта «А» в пункт «Б»…- Коля задумался и не заметил, как Красненькая Птичка приподнялась и с тревожным вниманием следила за тем, что он пишет в тетрадке. Но вот она успокоенно легла на свое место.
Вдали послышался гудок паровоза.

Скачать эту статью
  X